Адыгство и жизненный мир личности

Адыгская этика

 Адыгагъэ — общепризнанное обозначение адыгской этики. Обычно так представляют это слово в двуязычных словарях, ср.: «Адыгагъэ — адыгство, совокупность принципов и норм адыгской этики: человечность, чуткость, благовоспитанность, скромность, гостеприимство, благородство и т. п.» (Шаов 1975: 20); «Адыгагъэ — кабардинская этика, благородство, воспитанность, гостеприимство» (Карданов 1957: 20). В Толковом словаре адыгейского языка внимание заостряется на ассоциациях данного понятия с общеадыгским морально-правовым кодексом поведения — адыгэ хабзэ, с особенностями адыгских нравов — адыгэ щэн (Хатанов, Керашева 1960: 3).

О многом говорит термин, избранный для передачи столь внушительного содержания. Производный от самоназвания народа, он ассоциируется с аккумулятором и транслятором духовно-нравственной культуры и энергии многих поколений. И в принципе это верное впечатление. Адыгство соединяет в себе лучшие черты, присущие адыгам. Это не только моральный идеал, но и специфическое выражение жизненного мира и национального духа черкесов.

Адыгэ пщащэ

При наличии высокого национального самосознания стремление к идеалу адыгства становится внутренней потребностью личности; адыгство воспринимается как высший долг — долг чести. «Адыгагъэ — говорят в связи с этим — долг человека перед людьми, перед самим собой, перед Богом» (Ибрагим Сергусе). Через призму данной идеологемы осуществляется самооценка личности, воспринимаются вещи, явления, события, а также — и пожалуй, в первую очередь — другие люди, их действия и поступки. Адыгство превращается в один из важнейших компонентов практического сознания, определяя во многом восприятие мира, стиль жизни, ориентировку в конкретных, в том числе и проблемных, ситуациях. Обладающий адыгством (адыгагъэ зыхэлъ) — суть человек чувствующий, мыслящий и поступающий в соответствии с заповедями адыгской этики, человек, в котором жив природный дух адыгов.

Но между должным и сущим, идеалом и реальностью есть некоторая дистанция, своего рода поле свободного выбора, открывающее возможность по-своему интерпретировать моральные принципы, формировать собственную шкалу ценностей и приоритетов, не всегда совпадающую с той, что задана моральной системой или фактическим состоянием сознания данного общества в данный момент (Parsons 1964: 391). Существуют, иначе говоря, внутренние, личностные ценности, которые отличаются от внешних социально заданных ценностей (См. об этом: Sorensen 1967; Chisholm 1978). На этой почве возникают индивидуальные и групповые стили мышления, поведения, культуры (Kroeber 1948; Osgood 1960; Keller, Braun 1968; Deutsch 1964. Так же, как любая другая этическая система, адыгство допускает, даже поощряет разнообразие способов и стилей нравственного поведения. В то же время это институт, выполняющий важные ориентирующие, контролирующие функции, призванные повлиять на индивидуальные моральные коды, не допустить отклонений, способных нарушить равновесие сложившихся социальных связей отношений.

Адыгэхэр

Ясно, что речь не идет о правилах на все случаи жизни, для каждой ситуации. Этика вооружает только общими принципами мышления и поведения (Brandt 1989: 83; Vacek 1986: 370; Гусейнов 1986: 179). Адыгство — это механизм ментальной организации и этической рационализации фактов и отношений действительности, социально заданный способ конструирования социальной реальности. Но это вместе с тем и свобода выбора и осуществления желаемого или возможного в рамках определенного морального континиума, когда при всем разнообразии стилей мышления и поведения сохраняется дух и общая направленность моральных законов.

Степень влияния этики на жизненный мир зависит от целого ряда объективных и субъективных условий и обстоятельств. К примеру, принципы адыгской этики могут быть плохо усвоены, и это уже само по себе создает угрозу энтропии. Показательно, что термин «адыгагъэ» используется не только в значении «адыгская этика», но и для оценки реального состояния или качества нравственной культуры личности, группы, общества, народа, ср.: адыгагъэ хэлъщ — «адыгством обладает», адыгагъэ хэлъкъым — «адыгством не обладает», адыгагъэ щIагъуэ яхэлъыжкъым — «в них уже мало адыгства», адыгагъэ къыдахакъым — «адыгства не проявили», адыгагъэ хузэрахъэр — «адыгство проявляют».

Речь идет, как мы понимаем, о названных выше моральных свойствах: человечности, почтительности, скромности, деликатности, мужестве, щедрости, справедливости, благоразумии и т. д. Они могут быть в наличии, что оценивается положительно, но могут отсутствовать или слабо, недостаточно ярко и выразительно проявляться, что воспринимается отрицательно, как этическое невежество, упадок духа, существенный дефект личности или группы. Отсюда назидание: Адыгагъэ зэхэфлъхъэ — «Адыгством овладейте, то есть станьте или будьте человечными, мудрыми, благородными…

Бгажноков Б.Х. Адыгская этика.