Выход из кризиса федерализма – «низовая» активность

Мартин Кочесоко

Федерализм в России находится в критическом состоянии. При этом последние протестные выступления свидетельствуют о том, что в субъектах существует запрос на региональную политику. Дальнейшее игнорирование проблем институтов самоуправления может привести к развалу страны. К таким выводам пришли участники конференции, проведенной 24-25 мая в Москве по инициативе Демократического конгресса народов России.

Я участвовал в конференции по приглашению организаторов – Демократического конгресса народов России. Мероприятие собрало около 30 представителей из разных регионов страны, в основном из национальных республик – Татарстана, Башкортостана, Карелии, Коми, Якутии и других. Северный Кавказ представляли гражданские активисты из Северной Осетии, Дагестана, Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Были также москвичи – активисты удмуртского, чувашского, крымскотатарского сообществ.  

В дискуссиях приняли участие политолог, член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Бабушкин, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Академии наук РТ Марат Лотфуллин, член-корреспондент Академии наук РТ Дамир Исхаков. Модератором обсуждения выступил политолог, координатор Демократического конгресса народов России Руслан Айсин. На второй день к работе конференции присоединился журналист, депутат заксобрания Владимирской области Максим Шевченко.

Мы говорили о проблемах федерализма: как обстоят дела в регионах, как нам взаимодействовать, сотрудничать. Видение ситуации у представителей разных регионов было схожим: Конституция не работает, федерализм упраздняется, власть отдаляется от народа и тем самым усугубляет системный кризис. Выход из этого тупика – «низовая» активность, подключение широкой общественности к решению политических задач.

Участники дискуссии сошлись на том, что активисты конгресса должны сосредоточиться на вопросах самоорганизации на местах. Прозвучало даже предложение создать политическую партию, но большинство посчитало, что этот шаг будет преждевременным. Для начала нужно наладить взаимодействие, отладить механизмы координации. В общем, подготовиться. И еще: было решено, что на следующую конференцию обязательно нужно пригласить представителей русского народа, которых власти так же угнетают, как и представителей других этносов.

Цитата:

Максим Шевченко: «Какой же образ будущего готовит власть? Все национальное должно уйти в сферу песен, плясок, посиделок. Татары должны лицом в простоквашу нырять под хохот приезжающего президента, русские — хороводы водить, украинцы — гопак плясать. Это все можно, а думать о том, какая у нас была история, почему так все случилось, какова роль нашего народа в истории — это уже под запретом. Как развивать язык, детей учить на родном языке — тут уже нельзя. Как готовить кадры, которые пойдут в управление, кадры, которые обладают национальным сознанием и будут защищать интересы своего народа — это уже полнейший запрет вообще».

Кроме того, на конференции обсуждалась проблема национальных языков. Например, говорилось о том, что из 1,5 млн башкир только 900 тысяч являются носителями языка. Поэтому башкирский язык считается уязвимым. В то же время науке известны случаи, когда носителей некоторых языков оставалось чуть больше полусотни человек, но язык удавалось спасти. То есть условия, которые государство создает для сохранения языка, важнее, чем численность народа и носителей.

Надо сказать, что татары и башкиры очень интересовались, как относятся черкесы к тому, что народ разделен между тремя республиками, как воспринимают эту ситуацию. Татары провели параллель с положением своего народа, который живет не только в Татарстане, но и в других регионах, которые татары считают своими историческими землями.

Со всеми участниками конференции мы обменялись контактами и договорились взаимодействовать. Координировать работу будут несколько представителей Демократического конгресса, в том числе Максим Шевченко.

Цитата:

Андрей Бабушкин: «Когда началась борьба за добровольное изучение языка, в нескольких школах Уфы было просто прекращено изучение башкирского языка. Якобы он неперспективный и родители против его изучения. С учетом тенденции сокращения применения языка ООН еще 8 лет назад перевела башкирский язык в статус уязвимого. Что посоветовал совет: популяризацию башкирского языка, развитие Википедии, применение башкирского языка в сфере делового общения и создание страничек органов власти на башкирском языке».

В заключение хотелось бы отметить, что незадолго до этого – казалось бы, безобидного – мероприятия (сразу после того, как мы провели в Нальчике круглый стол, посвященный проблемам федерализма) к моим родителям пришел человек из администрации района, сказал, что его прислали «сверху» и что мне следует сбавить свою активность.

Этого человека я знаю лично. У него есть мои контакты, он мог просто позвонить мне, и мы бы с ним встретились. Для меня стало неожиданностью, что он выбрал такой путь. Поэтому хочу подчеркнуть: я действую в правовом поле, выступаю за соблюдение законности, Конституции. Я ни от кого не скрываюсь, нахожусь всегда в поле зрения – достаточно сказать, что ОО «Хабзэ» выступила одним из организаторов мероприятий в честь Дня памяти и 21 мая все мы находились в гуще событий, у всех на виду.

В общем, меня в любой момент легко найти, я всегда открыт для диалога, готов разговаривать. Если есть какие-то претензии ко мне или, по мнению сотрудников администрации, правоохранительных органов, мне что-то надо объяснить – обращайтесь ко мне напрямую. Не надо рассказывать страшилки моим родителям и заставлять их переживать.