Browsing CategoryТхыдэ

ХАБЗЭ. БЫТЬ СКРОМНЫМ

Согласно Хабзэ неприлично разговаривать о собственных достоинствах и о своей персоне. В связи с этим Н. Дубровин, вслед за командующим Кавказской линией генералом К. Ф. Сталем, отмечал: «…храбрые по природе, привыкшие с детства бороться с опасностью, черкесы в высшей степени пренебрегали самохвальством. О военных подвигах черкес никогда не говорил, никогда не прославлял их, считая такой поступок неприличным. Самые смелые джигиты (витязи) отличались необыкновенной скромностью, говорили тихо, не хвастались своими подвигами, готовы были каждому уступить место и замолчать в споре; зато на действительное оскорбление отвечали оружием с быстротою молнии, но без угрозы и брани».  Черкесский писатель XIX в. Хан-Гирей также отмечает: «Говорить о своих подвигах, приписывать самому себе подвиги, в каком бы то ни было виде, почитается у черкесов величайшим пороком. Не менее того, по их мнению, хвалить человека в глазах его есть гнусное лицемерие». Это отражено в черкесской пословице: «Нэрылъагъу щытхъур нэрылъагъу убщ» (В глаза хвалящий – все равно что в глаза ругающий). У черкесов много пословиц, прославляющих скромность и порицающих хвастовство: «Щхьэщытхъурэ къэрабгъэрэ зэблагъэщ» (Хва­стун и трус — родственники). «Уэркъ ищIэ иIуэтэжыркъым» (Уорк не похваляется своими под­вигами). Особенно неприличным по Хабзэ считается хвалиться своими подвигами в присутствии…

Нартыжь уэрэд

Дунеижьыр, уей дуней, щымыджэмыпцIэм, ЩIылъэ щхъуантIэр, уей дуней, щызэпцIагъащIэм, Уафэ къащхъуэр, уей дуней, хъыкIэ щаухуэм – А лъэхъэнэм, уей дуней, сыгущэхэлът. Мы ди щIылъэр, уей дуней, мэлкIэ щаубэм – А лъэхъэнэм, уей дуней, сышкIахъуэ щIалэт. Индылыжьым, уей дуней, щIалэр щебакъуэм – А лъэхъэнэм, уей дуней, сылIыныкъуэфIт. Афэбгыжьыр, уей дуней, къандзэгу щыхуэдэм – А лъэхъэнэм, уей дуней, сылIыIэфIыгъуэт. Афэбг мэзыр, уей дуней, щымыч-мыбжэгъум – А лъэхъэнэм, уей дуней, сылIыныкъуэхъут. Къаз и губгъуэ, уей дуней, дыщызэдихьэм, ЩхьэкIуиер, уей дуней, къысхубогъакIуэ. ЩхьэкIуиеурэ, уей дуней, къысхуэбгъэкIуам А махуэм, уей дуней, сигъэтхъупащ…

Адыгство и жизненный мир личности

 Адыгагъэ — общепризнанное обозначение адыгской этики. Обычно так представляют это слово в двуязычных словарях, ср.: «Адыгагъэ — адыгство, совокупность принципов и норм адыгской этики: человечность, чуткость, благовоспитанность, скромность, гостеприимство, благородство и т. п.» (Шаов 1975: 20); «Адыгагъэ — кабардинская этика, благородство, воспитанность, гостеприимство» (Карданов 1957: 20). В Толковом словаре адыгейского языка внимание заостряется на ассоциациях данного понятия с общеадыгским морально-правовым кодексом поведения — адыгэ хабзэ, с особенностями адыгских нравов — адыгэ щэн (Хатанов, Керашева 1960: 3). О многом говорит термин, избранный для передачи столь внушительного содержания. Производный от самоназвания народа, он ассоциируется с аккумулятором и транслятором духовно-нравственной культуры и энергии многих поколений. И в принципе это верное впечатление. Адыгство соединяет в себе лучшие черты, присущие адыгам. Это не только моральный идеал, но и специфическое выражение жизненного мира и национального духа черкесов. При наличии высокого национального самосознания стремление к идеалу адыгства становится внутренней потребностью личности; адыгство воспринимается как высший долг — долг чести. «Адыгагъэ — говорят в связи с этим — долг человека перед людьми, перед самим собой, перед Богом» (Ибрагим Сергусе). Через призму данной идеологемы осуществляется самооценка личности, воспринимаются вещи,…